Главная > Жизнь > 300 лет клевать мертвечину

300 лет клевать мертвечину

– А ты полагаешь идти на Москву?

Самозванец несколько задумался и сказал вполголоса: «Бог весть. Улица моя тесна; воли мне мало. Ребята мои умничают. Они воры. Мне должно держать ухо востро; при первой неудаче они свою шею выкупят моею головою».

– То-то! – сказал я Пугачёву. – Не лучше ли тебе отстать от них самому, заблаговременно, да прибегнуть к милосердию государыни?

Пугачёв горько усмехнулся. «Нет, – отвечал он, – поздно мне каяться. Для меня не будет помилования. Буду продолжать, как начал. Как знать? Авось и удастся! Гришка Отрепьев ведь поцарствовал же над Москвою».

– А знаешь ты, чем он кончил? Его выбросили из окна, зарезали, сожгли, зарядили его пеплом пушку и выпалили!

– Слушай, – сказал Пугачёв с каким-то диким вдохновением. – Расскажу тебе сказку, которую в ребячестве мне рассказывала старая калмычка. Однажды орёл спрашивал у ворона: скажи, ворон-птица, отчего живёшь ты на белом свете триста лет, а я всего-на-всё только тридцать три года? – Оттого, батюшка, отвечал ему ворон, что ты пьёшь живую кровь, а я питаюсь мертвечиной. Орёл подумал: давай попробуем и мы питаться тем же. Хорошо. Полетели орёл да ворон. Вот завидели палую лошадь, спустились и сели. Ворон стал клевать да похваливать. Орёл клюнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал ворону: нет, брат ворон, чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст! – Какова калмыцкая сказка?

– Затейлива, – отвечал я ему. – Но жить убийством и разбоем значит, по мне, клевать мертвечину.

Пугачёв посмотрел на меня с удивлением и ничего не отвечал. Оба мы замолчали, погрузясь каждый в свои размышления. Татарин затянул унылую песню; Савельич, дремля, качался на облучке. Кибитка летела по гладкому зимнему пути… Вдруг увидел я деревушку на крутом берегу Яика, с частоколом и с колокольней, – и через четверть часа въехали мы в Белогорскую крепость.

А. С. Пушкин. Капитанская дочка.

В школе читал Капитанскую дочку. Запомнилась она мне тем, что я из неё вообще ничего не запомнил! Но первое время память была свежее, на уроке обсуждали мы калмыцкую сказку.

В детстве я мыслил прямолинейно. Если говорят "лучше 33 года пить кровь, чем 300 лет питаться падалью", значит всем известно, что так действительно лучше. Это не мешало мне не соглашаться с «общественным мнением» и считать, что лучше прожить 300 лет.

Искренне не понимал я, почему все вокруг так считают, имел на этот счёт своё мнение.

Прошли годы, и частично моё мнение насчёт оригинального понимания изменилось. В определённой степени нужно рисковать, никто не будет жить вечно. Подобно тому, как я рассуждал: 267 лет поклевать мертвечину, а потом уже думать, что делать в последние 33 года :)

Но изменилось и моё понимание сказки. Здесь ведь, оказывается, Пушкин высказывает не своё мнение, истинное и единственно верное. Это слова лихого убийцы и преступника Емельяна Пугачёва. Который кстати прожил как раз ровно 33 года. Именно так эти слова и следует понимать: это действительно философия «жить сегодняшним днём», дословно "лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст!".

И такое понимание мне тем более не близко. Никаких "что бог даст!" !


 

Не так проста калмыцкая сказка. Дословно учит одному, но верно описывает и другие возможности.

Не зря ворона называют мудрым. Именно первоначальное стремление к мудрости (знаниям) позволяет ворону не поддаться сиюминутным наслаждениям, «напиться живой крови» здесь и сейчас.

Это позволяет ему пережить первого орла. А дальше — больше. Второй, третий, четвёртый и так далее орлы пролетают мимо мудрого ворона. Каждый из них родился и умер, молодой, горячий, глупый. А мудрый ворон живёт и с каждым прожитым орлом становится ещё мудрее.

Мне близок образ мудрого ворона, и не важно, что ради этого придётся пожертвовать сиюминутными удовольствиями живой крови.

 

Подумайте, чей образ вам ближе?

Соответствует ли ваше поведение близкому вам образу?

 

 

Обсуждение

avatar

wpDiscuz